close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Понуждение и принуждение в преступлениях против половой свободы и половой неприкосновенности личности по российскому и международному законодательству.

код для вставкиСкачать
УДК 343.2
Л. Н. Клоченко
аспирант каф. уголовно-правовых дисциплин ФЭП МГЛУ;
e-mail: [email protected]
ПОНУЖДЕНИЕ И ПРИНУЖДЕНИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ
ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ И ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ
ЛИЧНОСТИ ПО РОССИЙСКОМУ И МЕЖДУНАРОДНОМУ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ
Статья посвящена анализу проблем принуждения и понуждения в преступлениях против половой свободы и половой неприкосновенности личности (ст. 131–134 УК РФ). Исследование основано на материалах отечественного уголовного законодательства и судебной практики и законодательств
ряда иностранных государств. В работе рассматривается дискуссионный
вопрос о жертве указанных преступлений. Автором предлагаются поправки
в уголовное законодательство России.
Ключевые слова: понуждение; принуждение; физическое насилие; психическое насилие; добровольное согласие; жертва преступления; обман.
Посягательства на половую свободу и половую неприкосновенность – древнейшие преступления, известные еще законам Хамурапи, законам Ману, Русской Правде и Соборному Уложению. Воинские артикулы Петра I впервые под влиянием шведского законодательства вводят ответственность за добровольное и насильственное
мужеложство [23, т. 2, с. 468]. Понимание этих преступлений законодателями переживает постоянную эволюцию в зависимости от
социально-культурных условий в конкретном обществе. Например,
современное уголовное законодательство России не признает преступлением ненасильственное мужеложство, в отличие от Уголовного Кодекса РСФСР 1960 г. (ст. 121) [3]. Уголовная ответственность за
сексуальное насилие и понуждение к действиям сексуального характера предусмотрена во всех странах, а нормативная регламентация
деяний прошла путь от преступления, посягающего на половую свободу только женщины и ребенка, до нормы, не имеющей гендерных
различий.
В статье будет рассмотрена объективная сторона деяний, предусмотренных ст. 131–133 Уголовного кодекса Российской Федерации
(далее – УК РФ) [2], а именно такие категории, как принуждение
и понуждение, и аналогичные нормы ряда иностранных государств.
82
Л. Н. Клоченко
Анализ опыта законодательной регламентации ответственности
за рассматриваемые преступления в зарубежных странах является
необходимым, «так как изучение зарубежного права открывает перед
юристом новые горизонты, позволяет ему лучше узнать право своей
страны, ибо специфические черты этого права особенно отчетливо
выявляются в сравнении с другими системами» [10, с. 38].
Термины «принуждение» и «понуждение» не имеют легального толкования и могут по-разному использоваться даже в пределах
одного нормативного акта – УК РФ. Так, Пленум Верховного Суда
Российской Федерации в постановлении «О практике рассмотрения
судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании
товарного знака» [4] дает определение понуждения как одного из
способов совершения анализируемого состава: «Нарушение изобретательских или патентных прав путем принуждения к соавторству,
предусмотренного статьей 147 УК РФ, может заключаться в оказании воздействия любым способом (в том числе посредством насилия, угроз наступления неблагоприятных для потерпевшего последствий) с целью получить его согласие на включение других лиц (не
внесших личного творческого вклада в создание указанных в этой
статье объектов интеллектуальной собственности) в соавторы». Как
видим, законодательно способы принуждения и понуждения не ограничены. В то же время перечень способов понуждения в ст. 133 расширительному толкованию не подлежит, о чем будет сказано позже.
Модельный закон «О государственных гарантиях равных
прав», принятый на 26-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ (постановление от
18.11.2005 № 26-11), в ст. 2 дает наиболее близкое определение принуждения к половой связи [6]. «Сексуальное домогательство (понуждение лица к половой связи) – аморальное поведение, связанное
с недозволенными действиями сексуального характера лиц разного
пола путем шантажа, угроз, выраженными словесно или физически,
унижающими и оскорбляющими лицо, находящееся в трудовой, материальной или иной зависимости».
Представляет интерес определение принуждения в «Модельном законе об оказании помощи жертвам торговли людьми» [7],
в котором, помимо традиционных для российской доктрины уголовного права физического и психического насилия, отмечается
83
Вестник МГЛУ. Выпуск 23 (656) / 2012
и сексуальное насилие как способ принуждения: «принуждение
человека – физическое или психическое воздействие на человека
с целью его побуждения, вопреки или помимо его воли и согласия,
к совершению каких-либо действий или к отказу от их совершения
в пользу принуждающего лица или иных лиц путем похищения или
насильственного ограничения свободы принуждаемого лица, применения к нему физического, сексуального или психического насилия
либо иных угроз, шантажа либо использования в указанных целях
ядовитых, сильнодействующих или иных одурманивающих веществ,
а равно посредством намеренного создания и (или) использования
беспомощного состояния или уязвимого положения принуждаемого лица». Необходимо отметить, что, в отличие от ряда зарубежных
стран, российское законодательство не предусматривает в качестве
способа совершения понуждения к действиям сексуального характера похищение человека, а также не указывает этот признак в качестве квалифицирующего при совершении изнасилования. Например, в соответствии со ст. 130 УК Аргентины виновное лицо может
понести наказание за похищение женщины с целью сожительства
и удержания ее путем запугивания.
Основным объектом деяний, предусмотренных ст. 131–133
УК РФ, является половая свобода и половая неприкосновенность
личности, т. е. право выбора полового партнера без принуждения и
понуждения, а дополнительным – физическое и психическое здоровье, честь и достоинство личности. Факультативный объект ст. 133 –
собственность потерпевших.
Объективная сторона деяний, предусмотренных ст. 131 и 132 УК
РФ, выражается в совершении полового акта против воли потерпевшей / потерпевшего и применении насилия или угрозе применения
насилия к потерпевшей / потерпевшему либо к другим лицам. При
конструировании рассматриваемых составов термин «принуждение» не используется, однако перечисляются его виды, как то: насилие и угроза применения насилия (без ограничения объема). В Уголовном кодексе Республики Молдова (ст. 171) [30] изнасилование
определяется через физическое и психическое принуждение. При
изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера преодоление воли жертвы осуществляется путем физического
насилия, реальной угрозы немедленно причинить насилие любого
объема, вплоть до угрозы убийством, а также использования беспомощного состояния потерпевшей / потерпевшего. (В настоящей
84
Л. Н. Клоченко
статье автор не рассматривает проблемы использования беспомощного состояния жертвы). Несмотря на то что в российской доктрине
уголовного права под насилием подразумевается как физическое,
так и психическое принуждение, «в законе под термином “насилие”
подразумевается только физическое насилие. Если же предусматривается ответственность за угрозу применения насилия, то это специально оговаривается в диспозиции уголовно-правовой нормы»
[12, с. 75]. Принуждение также образовывает и физическое насилие, направленное на третьих лиц с целью добиться добровольного
согласия принуждаемого. В таком случае речь может идти только
о психическом насилии над жертвой и деяние будет квалифицироваться по ст. 131–132 УК РФ. Показателен следующий пример.
З. и М. были осуждены за изнасилование Л. Девушка в позднее
время стояла на остановке, к которой на автомобиле подъехали З. и М.
Молодые люди «пригласили» девушку «прокатиться», угрожая ей
в случае отказа физической расправой. Свои угрозы они подтвердили
избиением прохожего. Л. реально восприняла угрозу и села в машину.
Доводы защиты о «добровольности» вступления в половую связь
с преступниками, поскольку не имела телесных повреждений, не
соответствуют обстоятельствам дела [13, с. 79].
Вопрос о степени оказания жертвой сопротивления остро стоит
и в международном законодательстве. Европейский Суд по правам
человека в своем решении от 04.12.2003 по делу об иске М. С. против Болгарии (заявление № 39272/98), в котором гражданка Болгарии М. С. жаловалась на то, что болгарское законодательство и практика его применения не предусматривают эффективной защиты от
сексуального насилия, так как возбуждаются только те дела, когда
жертва активно сопротивляется, указал на то, что степень сопротивления жертвы не может влиять на квалификацию изнасилования
[16, с. 12].
В статьях 131 и 132 УК РФ цели насилия и угрозы применения
насилия совпадают: парализовать волю жертвы, сломить сопротивление и совершить половой акт или насильственные действия сексуального характера против воли жертвы. Угрозу же применения
насилия определяют как психическое насилие: «…психическое насилие выражается в угрозе применить физическое насилие словами,
жестами, которые свидетельствуют о явном намерении преступника
немедленно привести угрозу в исполнение» [20, с. 111].
85
Вестник МГЛУ. Выпуск 23 (656) / 2012
Всеми учеными признается, что для состава изнасилования
угроза должна быть наличной и не направлена в будущее. Этой же
позиции придерживается УК ФРГ, в котором объективная сторона
изнасилования включает в себя применение насилия, угрозы применения наличной опасности для физической целостности или жизни… (§ 177) [25]. Возможность потерпевшего устранить грозящую
ему опасность путем принятия соответствующих мер (например, вызов полиции) может быть основанием для отклонения предпосылки
наличности опасности. Если опасность все же является наличной, то
вышеназванная возможность потерпевшего не имеет значения для
наказуемости исполнителя [25, с. 17]. Статья 130.00 УК штата НьюЙорк «Сексуальные преступления; определение терминов» предусматривает для насильственного принуждения (forcible compulsion)
наличие: а) использования физической силы, б) угроз явных или подразумеваемых, которые моментально вызывают у человека страх за
свою жизнь или здоровье.
Объективная сторона понуждения к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ) состоит в формировании согласия на вступление в половую связь. Законодатель перечисляет способы понуждения: шантаж, угроза уничтожением, повреждением или изъятием
имущества, использование материальной или иной зависимости
потерпевшего. Основным объектом понуждения является психика
человека, т. е. его способность формировать волю. Понуждение к действиям сексуального характера – это создание условий, при которых
выбор линии поведения определяется самим понуждаемым. Человек
имеет время для принятия решения и мер для защиты себя и своих близких. При принуждении к действиям сексуального характера
и при изнасиловании свобода воли вообще отсутствует. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам
о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного
кодекса Российской Федерации» указывается, что «под иными действиями сексуального характера следует понимать удовлетворение
половой потребности другими способами, включая понуждение
женщиной мужчины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения» [5]. Предполагается, что
мужчина в состоянии оказать женщине сопротивление. Это отражено и в УК Японии. Статья 177 признает потерпевшей от изнасилования только женщину, в соответствии со ст. 178 «Преступные деяния,
86
Л. Н. Клоченко
приравниваемые к развратным действиям с применением насилия
и к изнасилованию», потерпевшим будет любое лицо, которое не
способно оказать сопротивление [38]. Не все страны разделяют сексуальные преступления в зависимости от потерпевшего или способа
совершения полового акта.
Уголовный кодекс Сербии объединяет в одно преступление
половое сношение (традиционное) и противоестественные действия сексуального характера, но разделяет по гендерному признаку
(ст. 107 и 110).
Уголовный кодекс Турции (ст. 416) не указывает способы совершения полового акта и не разделяет потерпевших по гендерному
признаку: «Лицо, изнасиловавшее с применением силы или угрозы
лицо, достигшее пятнадцатилетнего возраста…».
УК Бельгии определяет изнасилование как: «любой акт сексуального проникновения в какой бы форме и каким бы способом он
не был произведен, совершенный в отношении лица, не давшего на
это согласия» (ст. 375) [28]. Полагаем, что разделение потерпевших
по половому признаку не соответствует положению Конституции
РФ о равных правах мужчины и женщины (ч. 3. ст. 19) [1]. А разделение по способу совершения полового акта приводит к сомнительной с точки зрения справедливости квалификации. В соответствии
с п. 8 и 9 постановления Пленума ВС РФ «О судебной практике по
делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» количество половых актов,
совершенных с одной потерпевшей, на квалификацию не влияет [5].
В то же время совершение традиционного полового акта (ст. 131)
и нетрадиционного (per anus, per os) повлечет за собой квалификацию по совокупности преступлений [9, с. 10], хотя, как отмечает
Т. В. Кондрашова, фактически имеется единое продолжаемое преступление [24, т. 2. с. 504].
Вопрос о разграничении категорий «понуждение» и «принуждение» поднимался в юридической науке неоднократно. Так,
Л. В. Сердюк отмечал, что принуждение и понуждение практически
всегда направлены на подавление или ограничение волеизъявления
лица и разница между ними в том, что принуждение рассчитано
на полное подчинение воли потерпевшего, поставление его в безвыходное положение, когда у него отсутствует выбор поведения,
кроме того, которое требует преступник. Понуждение достигается
87
Вестник МГЛУ. Выпуск 23 (656) / 2012
посредством угроз, которые направлены в будущее и не вызывают
опасений потерпевшего за жизнь, здоровье, а потому не подавляют
волю потерпевшего, а лишь склоняют его к определенным действиям
[21, с. 47]. К. Г. Костров придерживается той точки зрения, что разницы между этими терминами в законе нет и принуждение всего
лишь носит оттенок более энергичного, более решительного действия, чем понуждение [19, с. 25–26].
В 2005 г. Н. В. Иванцова подтверждает это мнение, категорично
указывая, что «термины “принуждение” и “понуждение” различаются лишь приставками, а сущность у них единая – насильственным
путем заставить потерпевшего подчиниться требованиям виновного.
Они имеют одну корневую основу – “нужд”. Законодатель использует эти термины, чтобы придать различные оттенки насильственному
поведению. С целью единообразного применения законодательных
норм, отражающих признаки общественно опасного насилия, следует исключить из всех норм Особенной части УК РФ термин “понуждение”, заменив его термином “принуждение”. Под принуждением
следует понимать функцию общественно опасного насилия, направленную на подавление свободного волеизъявления потерпевшего
и выражающуюся в различных формах психического воздействия на
потерпевшего» [15, с. 42].
С этой точкой зрения нельзя согласиться. Полагаем, что психическое воздействие при принуждении применительно к изнасилованию и насильственным действиям сексуального характера практически всегда заставляет принять однозначное решение. Как показывает
жизнь, мать всегда пожертвует собой, если насильник поставит перед
ней условие: либо будет совершен половой акт с ней, либо с ребенком,
который находится в соседней комнате. В этом случае можно говорить о состоянии психического принуждения, когда «лицо не могло
руководить своими действиями (бездействием)» (ст. 40 УК РФ). При
понуждении к действиям сексуального характера такая ситуация не
образуется. Такое понуждение вообще не включает в себя какое-либо
физическое или непреодолимое психическое насилие. (Автор статьи
придерживается точки зрения, в соответствии с которой психическое
насилие может быть непреодолимым.) Преодолимое психическое
насилие образуют шантаж, уничтожение или повреждение имущества, т. е. отсроченная угроза. При этом потерпевший / потерпевшая
не обязательно находится в материальной или иной зависимости,
88
Л. Н. Клоченко
в отличие от норм УК РСФСР (ст. 118). Использование материальной или иной зависимости является особым видом шантажа, при котором угрожают не распространением порочащих сведений (лживых
или истинных), а «ущемлением законных интересов потерпевшего,
например увольнением с работы, понижением зарплаты, лишением
жилища, отказом поставить положительную оценку при наличии
необходимых знаний…» [18].
Часто на практике при рассмотрении дел по ст. 133, особенно
если потерпевший – родственник или лицо, находящееся в определенной зависимости, встает вопрос о том, под воздействием каких
обстоятельств жертва дала согласие на половой контакт. В соответствии с УК РФ любые половые действия, совершенные с ребенком до 12 лет, квалифицируются по ст. 131–132, поскольку ребенок
не может осознавать характер предлагаемых действий. Психологи
отмечают, что наибольшую сложность представляет вопрос о возможности оценить обстановку подростком 12–14 лет. В этом случае
необходимо выяснять уровень интеллектуального развития, условия,
в которых он / она воспитывались, степень осведомленности в половых вопросах, сложность ситуации, в которой он/она оказались, психоэмоциональные особенности и характер. О. Д. Ситковская пишет,
что скрытые намерения человека, очевидные для взрослой женщины, могут быть непонятны для девочки-подростка и не связываться
в ее сознании с возможностью близких отношений [23, с. 154–155].
Средствами принуждения выступают насилие в любом объеме
и угрозы немедленного применения такого насилия. Не совсем понятна логика законодателя, не включившего в диспозицию ст. 133 такой вид отсроченной угрозы, как отсроченная угроза применения
физического насилия. Показательно следующее уголовное дело.
Ч. совершил изнасилование пятнадцатилетней Ш. при следующих
обстоятельствах. Находясь у нее в гостях, он прошел с ней в спальню
и предложил совершить с ней половой акт, запугивая девушку тем, что
в случае отказа пригласит друзей и «пустит ее по кругу». Сломив тем
самым ее сопротивление, он совершил с ней половой акт. Никакого
иного насилия виновный не применял. Ш. достоверно знала, что друзья
Ч. в данный момент находятся за городом и приехать смогут только
через 3 часа. Мать Ш. должна была вернуться домой через 2 часа.
Суд квалифицировал деяние по ст. 131 и 132 УК РФ [8]. На первый взгляд налицо судебная ошибка. Несмотря на то что девушка
89
Вестник МГЛУ. Выпуск 23 (656) / 2012
была охвачена так называемым «аффектом страха» [23, с. 152] и,
судя по материалам дела, не могла в полной мере оценить реальность угрозы, она имела возможность не допустить насилия. В то
же время Л. В. Сердюк по поводу угрозы, обращенной в будущее,
пишет, что степень воздействия угрозы на потерпевшую должна
оцениваться с учетом психологических и возрастных особенностей
потерпевшей, учитывать обстановку, в которой совершается преступление, моральные и физические данные виновного, а также многие другие факторы, способные оказать влияние на волю потерпевшего [22, с. 44]. По материалам дела (данные судебной психологопсихиатрической экспертизы), состояние девушки на момент изнасилования не позволило ей реально оценить происходящие события.
Поэтому речь шла именно об изнасиловании, а не о понуждении
к действиям сексуального характера.
По принципу свободы выбора и степени преодолимости любого
вида насилия законодательство ряда зарубежных стран отграничивает
изнасилование от сексуального принуждения. Так, например, в § 201
«Изнасилование» УК Австрии состав изнасилования определяется
через «угрозу применения тяжкой наличной опасности», а сексуальное принуждение (§ 202) не предусматривает немедленного исполнения угроз [26]. УК Швеции [37] разграничивает изнасилование, принуждение и понуждение. Так, ст. 1 главы 6 устанавливает ответственность за изнасилование при следующих обстоятельствах: «Лицо, которое путем насилия или угроз, являющихся или представляющихся
пострадавшему лицу как непосредственная опасность, принуждает
последнего к половому сношению или к занятию схожим половым
действием, которые, учитывая природу насильственных действий
и обстоятельства в целом, сравнимы с принудительным вступлением
в половую связь, должно быть приговорено за изнасилование» (Закон
1998 : 393).
Однако не всегда возможно перечислить в законе все жизненные
ситуации, поэтому в ст. 2 указываются иные обстоятельства: «Лицо,
которое при иных обстоятельствах, чем перечисленные в ст. 1, путем незаконного принуждения добивается от кого-либо вступления
в половую связь, должно быть приговорено за сексуальное принуждение к тюремному заключению» (Закон 1992:147). Как понуждение можно рассмотреть действия, указанные в ст. 3: «Лицо, которое склоняет другое лицо вступить в половую связь путем тяжкого
90
Л. Н. Клоченко
злоупотребления его или ее зависимым положением, должно быть
приговорено за сексуальную эксплуатацию к тюремному заключению».
Веселов Е. Г. совершенно справедливо замечает, что «при принуждении образуются своеобразные локальные властеотношения,
когда принуждающее лицо получает возможность требовать от другого человека совершения определенных действий...» [11, с. 11]. УК
Швейцарии [36] включает в себя состав «Сексуальные действия
с зависимыми лицами» (ст. 188), предусматривающий ответственность за совершение сексуальных действий с лицом, не достигшим
шестнадцатилетнего возраста, с использованием зависимости от
воспитателя, от лица, которое заботится о нем, или зависит по работе или иным способом. В то же время потерпевшими по ст. 187
«Сексуальные действия с детьми» выступают дети моложе шестнадцатилетнего возраста, которые не находятся в зависимости от виновного. Потерпевшими по ст. 193 «Использование затруднительного
положения» являются лица старше 16 лет и находящиеся в любой
зависимости или в затруднительном положении.
Отдельный состав предусмотрен за «побуждение совершить
сексуальные действия, используя зависимость лица, находящегося
в учреждении, пациента в лечебнице, заключенного, арестованного
или обвиняемого» (ст. 192). Законодатель совершенно справедливо
обособил указанный контингент с учетом того, что возможность
предпринять какие-либо действия для самозащиты у этих людей
крайне ограничены.
Российское уголовное законодательство не знает такого
института, как понуждение к действиям сексуального характера,
изнасилование и насильственные действия сексуального характера,
совершенные в отношении несовершеннолетнего родственником или
лицом, обязанным заботиться о ребенке. В Европе жертвами сексуальных домогательств и насилия со стороны указанных лиц считают
себя 62 % женщин и 31 % мужчин [16, с. 6]. Совершение любого из
указанных выше деяний родственником имеет повышенную общественную опасность не только потому, что в случае наступления
нежелательной беременности увеличивается риск генетических заболеваний, и не только потому, что латентность указанных деяний
одна из самых высоких. Судебная практика по делам об изнасиловании показывает, что при инцесте или в случаях, когда сексуальные
91
Вестник МГЛУ. Выпуск 23 (656) / 2012
действия с ребенком совершает педагог или любое значимое для
него лицо, несовершеннолетний (или малолетняя) не всегда являются беспомощными с точки зрения обычного «житейского» понимания, но испытывают такое чувство страха и подавленности, что не
в состоянии оказать сопротивление, хотя и проявляет свое нежелание вступать в половой контакт. Насильники, как правило, применяют тактику запугивая возможной утратой важных для ребенка вещей
(расскажешь маме – она тебя из дома выгонит). Маленький человек
остается один на один со своей бедой, поскольку полагает, что ему
просто не поверят (об этом тоже часто предупреждает насильник).
Как правило, насилие носит систематический характер. Психика ребенка калечится на всю жизнь.
УК Болгарии [29] выделяет в качестве самостоятельного преступления сексуальный контакт с несовершеннолетним родственником (ст. 154), не признавая это изнасилованием. Статья 107 УК
Сербии [32] выводит в квалифицированный состав субъектов преступления: «учитель, педагог, приемный отец, отчим, любое другое
лицо… которому несовершеннолетний доверен в целях обучения,
воспитания, опеки или попечения». УК Аргентины [27] (ст. 199) квалифицированным составом представляет совершение сексуального
злоупотребления с любым лицом: «родственником по восходящей
или нисходящей линии, братом, опекуном, попечителем, священником любого – признанного или непризнанного – религиозного культа
либо лицом, ответственным за воспитание жертвы)». Статья 371 УК
Бельгии за совершение посягательства на половую неприкосновенность ребенка, достигшего полных 16 лет, но не эмансипированного
путем брака, без насилия или угрозы применения насилия любым
восходящим (или приемным) родственником, а также братом или
сестрой, любым лицом, совместно проживающим с несовершеннолетним, обычно или случайно, и осуществляющим за ним функции
надзора, наказывает строже, чем за насилие общим субъектом [28].
Любые обещания (брак, любовь, повышение зарплаты) не образуют состава преступления. Такие действия, на наш взгляд, образуют склонение к вступлению в половую связь. Однако такой вид
понуждения, по уголовному законодательству Российской Федерации, не является уголовно-наказуемым, поскольку не ставит человека в безвыходное положение. Тем не менее уголовные кодексы
некоторых зарубежных государств признают изнасилованием также
половое сношение, совершенное посредством обмана, в частности,
92
Л. Н. Клоченко
ст. 276 УК Таиланда [33]; п. 2 ст. 345 («алеф») Закона об уголовном праве Израиля [14]; ч. «а» п. 4 ст. 261 Уголовного кодекса штата
Калифорния [17, с. 173]; ст. 222–224 УК Франции [35]; ст. 416 УК
Турции [34]. В ряде стран преступлением считается такой способ
получения согласия (т. е. понуждения), как соблазнение (обольщение) обещанием жениться (УК Сан-Марино, ст. 145 [31], УК Сербии,
ст. 109 [32]), однако потерпевшими признаются только несовершеннолетние.
Резюмируя ранее сказанное, предлагаем объединить ст. 132 со
ст. 131 и изложить в следующей редакции:
Статья 131. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера.
1. Изнасилование и насильственные действия сексуального
характера, то есть половое сношение, мужеложство, лесбиянство,
иные действия сексуального характера, совершенные с применением насилия или с угрозой его немедленного применения к потерпевшему или к другим лицам либо с использованием беспомощного
состояния потерпевшего, – наказывается…
2. Изнасилование и насильственные действия сексуального
характера:
а) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
б) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого
вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшему или к другим лицам;
б1) сопряженные с похищением либо с незаконным лишением
свободы с целью изнасилования и / или насильственных действий
сексуального характера;
в) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием, – наказывается лишением свободы на срок от четырех до
десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без
такового.
3. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера:
а) несовершеннолетнего;
б) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда
здоровью потерпевшего, заражение ее / его ВИЧ-инфекцией или
иные тяжкие последствия, – наказывается…
93
Вестник МГЛУ. Выпуск 23 (656) / 2012
4. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера:
а) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего;
б) потерпевшего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, – наказывается…
5. Деяние, предусмотренное пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее
совершенное преступление против половой неприкосновенности
несовершеннолетнего, – наказывается…
6. Деяние, предусмотренное ч. 1–5, совершенное в отношении
несовершеннолетнего родственником, а также лицом, которое в силу
сложившихся жизненных обстоятельств, занимаемой должности или
профессии обязано иметь о нем заботу, – наказывается…
Примечание. Любые сексуальные действия с несовершеннолетним, не достигшим двенадцатилетнего возраста, признаются изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном
состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий.
Изложить статью 133 в следующей редакции:
Статья 133. Понуждение к действиям сексуального характера
1. Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера
путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием
имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего, – наказывается…
2. То же деяние, а также понуждение путем обмана, обещания
вступить в брак или путем злоупотребления доверием, совершенное
в отношении несовершеннолетнего, четырнадцатилетнего возраста, – наказывается…
3. Деяния, предусмотренные частью 1 и 2, совершенные
в отношении несовершеннолетнего, достигшего двенадцатилетнего
возраста, родственником, а также лицом, которое в силу сложившихся жизненных обстоятельств, занимаемой должности или профессии
обязано иметь о нем заботу, – наказывается…
Дополнить уголовное законодательство ст. 133.1:
Статья 133.1. Принуждение к сексуальным действиям в отношении зависимых лиц:
94
Л. Н. Клоченко
1. Понуждение к сексуальным действиям в отношении лиц, находящихся в лечебных, оздоровительных, воспитательных, образовательных, пенитенциарных учреждениях, в следственных изоляторах,
а также иных учреждениях, в которых потерпевший находится на постоянном или временном пребывании без возможности свободного
выхода, сотрудниками данных учреждений, – наказывается…
2. То же деяние, совершенное в отношении несовершеннолетнего, – наказывается лишением свободы на срок до двадцати лет
с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Федеральными
Конституционными Законами от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008
№ 7-ФКЗ) // Рос. газ. – 2009, 21 янв.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред.
от 01.03.2012) // СЗ РФ. – 17.06.1996. – № 25. – ст. 2954.
3. Уголовный кодекс РСФСР // Ведомости ВС РСФСР. – 1960. – № 40. –
ст. 591.
4. Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации
«О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении
авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также
о незаконном использовании товарного знака» // Рос. газ. – № 95. –
2007, 05 мая.
5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 № 11
«О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных
статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Рос.
газ. – 2004, 29 апр.
6. Модельный Закон «О государственных гарантиях равных прав» (принят
на 26 пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государствучастников СНГ (Постановление № 26-11 от 18 ноября 2005 года) //
Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государствучастников Содружества Независимых Государств. – 2006. – № 37.
7. Модельный Закон «Об оказании помощи жертвам торговли людьми»
(принят в г. Санкт-Петербурге 03.04.2008 Постановлением 30–12 на
30-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государствучастников СНГ) // Информационный бюллетень. Межпарламентская
Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. – 2008. – № 42.
95
Вестник МГЛУ. Выпуск 23 (656) / 2012
8. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 1998. – № 2.
9. Андреева Л. А., Цэнгэл С. Д. Квалификация изнасилований. – СПб. :
Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2004.
10. Ансель М. Методологические проблемы сравнительного права // Очерки
сравнительного права. – М. : Прогресс, 1981.
11. Веселов Е. Г. Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния: дис. ... канд. юрид.
наук. – Краснодар, 2002.
12. Гаухман Л. Д. Насилие как средство совершения преступления. – М. :
Юрид. лит-ра, 1974.
13. Дыдо А. В. Изнасилование. Проблемы уголовно-правовой квалификации:
дис. ... канд. юрид. наук. – Владивосток, 2006. – 68 с.
14. Закон об уголовном праве Израиля (постатейный перевод с иврита на
русский язык). – М.–Дорфман–Хайфа, 2010. – 412 с.
15. Иванцова Н. В. Отражение и оценка общественно опасного насилия
в уголовном праве: вопросы теории и практики: дис. ... д-ра юрид.
наук. – Казань, 2005. – 346 с.
16. Каменева А. Н. Дискуссионные вопросы ответственности за изнасилование по уголовному законодательству Российской Федерации и
уголовным законодательствам зарубежных государств: автореф. дис. …
канд. юрид. наук. – М., 2009.
17. Козочкин И. Д. Уголовное право США: успехи и проблемы реформирования. – СПб. : Юридический центр Пресс, 2007. – 478 с.
18. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А. И. Чучаева. – М. : Контракт, 2011 [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://base.consultant.ru
19. Костров Г. К. Уголовно-правовое значение угрозы: дис. ... канд. юрид.
наук – М., 1970.
20. Красиков А. Н. Преступления против личности: учеб. пособ. для студентов учебных заведений юридического профиля. – Саратов : Изд-во
Саратов. ун-та, 1999. – 232 с.
21. Сердюк Л. В. Насилие: криминологическое и уголовно-правовое исследование. – М. : Юрлитинформ, 2002.
22. Сердюк Л. В. Психическое насилие как предмет уголовно-правовой
оценки следователем. – Волгоград : ВСШ МВД СССР, 1981.
23. Ситковская О. Д. Уголовный кодекс Российской Федерации: психологический комментарий. – М. : Волтерс Клувер, 2009.
24. Полный курс уголовного права: в 5 т. / под ред. А. И. Коробеева. – СПб. :
Юридический центр Пресс, 2008.
25. Уголовное Уложение (Уголовный кодекс) Федеративной Республики
Германия: текст и научно-практический комментарий. – М. : Проспект,
2010.
96
Л. Н. Клоченко
26. Уголовный кодекс Австрии. – СПб. : Юридический центр Пресс, 2004. –
550 с.
27. Уголовный кодекс Аргентины. – СПб. : Юридический центр Пресс,
2003. – 238 с.
28. Уголовный кодекс Бельгии. – СПб. : Юридический центр Пресс, 2004. –
559 с.
29. Уголовный кодекс Республики Болгария. – СПб. : Юридический центр
Пресс, 2001.
30. Уголовный кодекс Республики Молдова. – СПб. : Юридический центр
Пресс, 2003. – 406 с.
31. Уголовный кодекс Республики Сан-Марино. – СПб. : Юридический
центр Пресс, 2002. –251 с.
32. Уголовный кодекс Республики Сербия. – СПб. : Юридический центр
Пресс, 2009.
33. Уголовный кодекс Таиланда. – СПб. : Юридический центр Пресс,
2005.
34. Уголовный кодекс Турции. – СПб. : Юридический центр Пресс, 2003. –
372 с.
35. Уголовный кодекс Франции. – СПб. : Юридический центр Пресс, 2002. –
648 с.
36. Уголовный кодекс Швейцарии. – СПб. : Юридический центр Пресс,
2002. – 350 с.
37. Уголовный кодекс Швеции – СПб. : Юридический центр Пресс, 2001. –
510 с.
38. Уголовный кодекс Японии. – СПб. : Юридический центр Пресс, 2002. –
510 с.
97
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа